СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ 21 ВЕКА

Искать в:

В 20-м веке человечество начало серьезную конкурентную борьбу между идеологическими мотивами консолидации общества. Архаичные формы государственного устройства больше не удовлетворяли социум, который ощутил тесноту старых одежд для быстрорастущего организма.

Монархия, сочетавшая в себе абсолютизм (тот же авторитаризм) и наследование престола (кресла) по семейным линиям, оказалась слабоэффективной. Вся полнота власти была сосредоточена в руках одного человека, но в большинстве случаев он был абсолютно не мотивирован и обладал заурядными способностями. Это как автомашина с мощным двигателем, которая стоит на месте или ее тянут лошади. Правители и их приближенные купались в показной роскоши, усиливая апатию населения в невозможности изменить что-либо. На примере России можно понять недостатки этого строя, где закон о крепостном праве принимался более ста лет и в итоге все закончилось революцией, как и во Франции. Двадцатый век ознаменовался началом поиска новых идеологических форм, конкуренция между которыми быстро вылилась в ожесточенные и кровопролитные войны.

будущееНо 20 век не смог выявить правильную концепцию и в 21 век человечество пришло с грузом нерешенных проблем, которые снова выливаются в ожесточенные войны по всему миру.  Нахождение правильного решения на эволюционную задачу является ключом для выживания цивилизации и человеческого вида.

Человечество в фазе цивилизаций насчитывает более 7000 лет, если доверять нашему историко-археологическому зрению. И только последние 200 лет развития вышли на совершенно новый технологический уровень. Получается, что только одна тридцать пятая истории, как минимум, оказалась эффективной. Почему цивилизации, которые насчитывали более тысячи лет своей истории и эволюции не нашли у себя 200 лет, чтобы дойти до этого уровня? Те, кто думает, что человечество накапливало знания и развивалось по экспоненте, ошибаются. Развитие и деградация шли по синусоиде, напоминая «американские горки». Цивилизации возникали и исчезали, знания накапливались и терялись, не оставляя заметного следа своего существования. Не ждет ли и нашу цивилизацию подобная участь?

Это можно назвать эволюционным запросом. Дальнейшая эволюция социума невозможна без определения четкой идеологической политики, которая бы смогла сплотить огромные массы людей и устранить основные противоречия среди них.  Глобализация и консолидация – основные критерии дальнейшего развития. Множество мелких государств не способны справиться даже с первоочередными задачами выживания. Не говоря уже об общечеловеческих задачах освоения космоса и масштабных научных проектах. Последние являются тоже задачами выживания, только на глобальном уровне. Исключительно сверхдержавы способны охватить весь спектр этих задач, сохранить цивилизацию и провести человечество, как вид, через ступени эволюции.  Поэтому правильная идеологическая основа, как ось, необходима для объединения людей в мощную сверхдержаву.

Основными концепциями, которые конкурировали на идеологическом поле, стали нацизм, коммунизм и капитализм, социализм и  демократия. После краха этих концепций начался возврат к более старым способам консолидации – религиозным.

Необходимо рассмотреть без пропагандистской пены все эти концепции для уяснения их плюсов и минусов, а также причин их породившие.

Нацизм. Эта идеология была ярко представлена фашистской Германией. Основа этой идеологии заключалась в конкуренции рас и диктовала превосходство одной расы над другими с последующей государственной политикой, направленной на улучшение и оздоровление этой нации. С научной точки зрения это означает изоляцию генетического фонда нации и попытку эволюционной мутации внутри этой генетической группы.

Генетическая изоляция и конкуренция наций, которые пропагандирует нацизм, является тупиковым путем для эволюции социума. Это приведет к вырождению и междоусобице человечества. Генетический код уникален для каждого живого существа. Принадлежность к той или иной расе условна и не означает превосходства во всех аспектах развития личности и организма в целом. В этом Адольф Гитлер и весь мир смогли убедиться в 1936 году, когда победившие атлеты имели смесь белой и черной, немецкой и еврейской нации. Самого идеолога этой теории нельзя было назвать чистокровным немцем или арийцем. Ученые, которые создали сверхоружие, прекратившее войну, тоже были смешанного генотипа. Генетика уже давно подтвердила, что наиболее продуктивные результаты можно получить смешивая разные генофонды.  Поэтому для здоровья нации и устранения бессмысленной вражды мультинациональность является необходимым условием построения сверхдержавы. Мультинациональность, но не мультикультурность. Разобщенность культур ведет к взаимонепониманию и ненависти. Особо опасны блоки культурных элементов несущие в себе призывы к уничтожению инакомыслящих, избранностью господства одних над другими и прочей ксенофобской риторикой.  Это яд, который отравит любую культуру или идеологию и приведет к самоуничтожению. Носители подобной культуры являются деструктивными элементами для любого социума.

Необходимо признать, что радикальный нацизм стал реакцией социума на поведение малых групп, консолидированных по национальному признаку в чужой для них стране. Этой консолидации они никогда не имели у себя на родине, но в чужой среде эта консолидация начинает заметно проявляться. Как правило, эмиграция происходит из неблагоприятных районов в более благоприятные. И зачастую эмигранты имеют более низкий уровень культурного развития, поэтому быстрее выбирают агрессивную стратегию поведения. В итоге, это приводит к ненависти преобладающей, но разобщенной нации, которая всегда будет проигрывать у себя дома малым группам более сплоченных и агрессивных гостей. Изменить их культурный уровень очень тяжело, и они всегда будут реакционно пытаться противодействовать чуждой для них навязываемой культуре.

Вспышки радикального национализма являются ответом на необдуманную национальную политику государства. Политику “открытых дверей со слепыми сторожами”, которые пропускают носителей деструктивной культуры к себе в дом.

Важным моментом, который необходимо взять на вооружение из данной концепции, является внимательная эмиграционная политика, борьба с консолидацией малых этнических групп у себя дома и борьба с потенциально опасными культурными элементами.

Демократия. Концепция делегирования управления государства массами. Да, это дает возможность устранения неподходящих правителей (история знает много примеров) мирным путем голосования и это дает значительное преимущество по сравнению с монархией. Но, к сожалению, такой путь возможен только при экономической независимости и относительной безопасности для большей части электората, что бывает крайне редко. В первом случае демократия начинает выливаться в банальный популизм политиков, во втором становится просто фарсом и ширмой для диктатуры.  Очевидно, что даже при благополучной реализации этой стратегии популизм ведет к непоследовательности в государственных делах. Политики будут либо не выполнять предвыборные обещания, либо идти на поводу у большинства.   Осознает ли большинство необходимость тех или иных мер, может ли адекватно судить о правильности государственного курса? До какого-то предела да, но этого недостаточно. Статистика показывает, что интеллект выше среднего имеет всегда несоизмеримо меньшая часть человечества. Кругозор большинства не выходит за пределы своих личных интересов и потребностей.  В итоге, если сравнить государство с человеком, то управлять им будет серединное большинство, то есть – живот. Такое государство будет примитивно в своей стратегии.

Популистская концепция на службе у государства приведет к трагедии и на генетическом уровне в конечном итоге.

С научной точки зрения, под воздействием среды обитания виды живых организмов изменяются генетически. Естественный отбор проводит жесткую селекцию генов, изменяя и приспосабливая организмы к изменяющимся условиям обитания. Для человека средой обитания становится само государство, и государственная политика влияет на сам естественный отбор прямо или косвенно. Начиная с законов, кончая модой и системой ценностей.

Допустим, одна семья заводит детей исходя из своих финансовых возможностей и перспектив. Другая семья ведет себя иррационально и не ведет вообще никакого контроля рождаемости. Без вмешательства государства шансы выживания в этих семьях будут кардинально отличаться. Выживает тот, кто ведет рациональную стратегию. Это ведет к жестокой селекции генов наиболее умных и быстро адаптирующихся представителей вида. Если же государство проводит плохо продуманную национальную политику на поддержание многодетных семей, к примеру, то оно начинает вмешиваться в процесс селекции генов. Таким образом, семья, ведущая иррациональную стратегию, получает равные, а то и большие шансы на выживание по сравнению с рациональной стратегией. Влияет ли это на селективный отбор? Безусловно, да. И не в лучшую сторону.

Большими пособиями по безработице, жесткой налоговой политикой по уравниванию доходов, культурной политикой моногамии государство все больше вмешивается в процесс конкуренции и селекции генов.  И это надо четко осознавать государственному аппарату и принимать законы, понимая их далеко идущие последствия.

Возможно, такая популистская политика снимает социальную напряженность в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной ведет к деградации и нарастанию проблем. Если не взять селекцию под разумный контроль, то мы получим массу проблем в будущем. Образование и селективный отбор должны стать синонимами, если мы хотим эволюции для человека.

Население, не получившее правильного воспитания и образования, будет всегда находиться в зоне риска. Малообразованные люди склонны к психозам и депрессиям, самодурству и лжи. В случае, если это является большинством, то общество всегда будет склонно к сильной рефлексии на любые социальные, финансовые, природные и техногенные потрясения, а также безумному фанатизму и упертости в своих заблуждениях. В сфере благосостояния это приводит к экономическим «американским горкам» состоящим из подъемов и кризисов. В политической сфере к возникновению и быстрому распространению радикальных течений, сравнимых с психозами и посттравматическими расстройствами. Советский ученый Чижевский провел даже параллель между такими социальными волнениями и фазами активности Солнца. Советский экономист Кондратьев нашел циклические закономерности в череде кризисов. Отсутствия долгосрочного (а не среднесрочного) планирования у государства из-за невозможности проведения масштабных реформирований социума усугубляет ситуацию.

Очевидно, что демократический строй мотивирует граждан участием в выборах, улучшает их благополучие удовлетворением основных потребностей, поэтому эффективен в краткосрочной перспективе. Но у него нет ресурсов для долгосрочного планирования, изменения системы ценности своих граждан и образа их жизни. Если человек будет думать животом, то он не способен будет к эволюции.  В долгосрочной перспективе демократический строй приведет если не к деградации населения, то к стагнации генетического и культурного развития.

Выводы, которые необходимо взять на вооружение.

Система выборов нужна для мотивации и осознания гражданского долга для каждого. Но не все голоса имеют равнозначную ценность. Необходима многоуровневая селективная выборная система, где головы будут иметь решающее значение над животами, руками и тем более ногами. Необходима продуманная социальная политика, четко осознающая ответственность за вмешательство в генетическую селекцию. Долгосрочное социально-экономическое планирование, направленное на изменение  культурных блоков, системы ценностей и правового поля с целью эволюции каждой личности, национального генофонда, государства и цивилизации.

Коммунизм. Несмотря на обилие работ по идеям коммунизма эта концепция осталась малопонятной для большинства. Многие государства, объявившие себя коммунистическими, на самом деле таковыми не являлись. Коммунизм в марксистской интерпретации подразумевает государственную собственность на средства производства, таким образом, упраздняя частную собственность. Ряд государств выступили с лозунгами «Фабрики — рабочим, земля — крестьянам», далее национализировало землю, заводы и другие средства производства. Но собственность осталась в руках государства, а рабочие остались наемной и порой подневольной армией.

Попытки построить коммунистическое государство провалилась и привели просто к тоталитаризму. Принцип всеобщего равенства оказался неэффективен. Люди не равны и генетика подтверждает это. Да, государство удовлетворило потребность человека в труде и образовании, но не каждый человек испытывает такую потребность. Только развитые личности имеют осознанную потребность творить и учиться. Но даже для этого меньшинства государственная система не смогла дать необходимой реализации. Зачастую люди занимались несвойственным и чуждым им трудом. Система мотивации и социального лифта оказались чрезвычайно слабыми. Система не смогла дать людям самовыражения и самоидентификации своим трудом. Как производственник гордится своим продуктом, как творец своим творением. Труд остался способом выжить для себя и близких.

Стало абсолютно очевидно, что на данном этапе развития человечества и цивилизации принцип построения коммунизма, как государственного строя на базе государственной собственности, совершенно невозможен. Нет такого уровня самосознания и самоорганизации ни у граждан, ни у государства.

На практике это выливается в слабую мотивированность  рабочих, незаинтересованность их в результатах своего труда и  крайне медленное внедрение продуктов научно-технической революции. Если при капитализме естественная конкуренция собственников и производств заставляет внедрять  новейшие разработки, если они дают экономический выигрыш, то для планово-государственного аппарата или командной экономики это становится тяжелой проблемой.

Замена станков на более эффективные означает сокращение рабочих мест, изменение технологии — означает переобучение рабочих. В условиях капитализма это есть потери для собственника и порой трагедия для рабочих, что, безусловно, выливается в социально-экономические потрясения, но, главное, что прогресс идет, хотя и таким варварским методом. При социально-ориентированном плановом строе издержки и организация этого процесса ложатся на плечи чиновничье-государственного аппарата, что становится для него трудно выполнимой задачей.

Коммунизм в современных реалиях не может быть формой государственного управления или политики. На данном этапе развития это может выражаться только в форме коллективной собственности на средства производства. Проще говоря, закрытое акционерное общество, где большинство рабочих являются собственниками и участвуют в распределении прибыли. И, конечно же, на первое место ставится принцип: каждому по труду и способностям. В отличие от капитализма, где собственники в подавляющем большинстве не является участниками производства. Рабочие являются лишь наемниками при капитализме, не имея ни доли в средствах производства, ни доли в прибыли. Соответственно, они мотивированы лишь зарплатой, что вызывает лишь безответственный рост общего уровня оплаты труда этой армии наемников, которые не ассоциируют рост своей зарплаты с качеством  конечной продукции.  В случае рыночного спада и кризисных явлений бремя ответственности ложится на собственника, который соответственно начинает снижать зарплаты, сокращать штат, удешевлять производство в ущерб качеству, что еще больше раскачивает кризисную ситуацию.

Наемный рабочий рискует своей зарплатой, собственник — прибылью. В кризисной ситуации при демократическо-популистской системе государство будет на стороне рабочих, так как это электорат. При авторитарной системе на стороне собственника, так как это доход. Ни одна из стратегий не является рациональной. Коллективная собственность самих рабочих в предприятиях снимает эти противоречия. Собственник и рабочий в одном лице заинтересован в своем доходе, ровно, как и в прибыли всей организации. Собственник знает, что рискует собственностью вместе с остальными участниками производства, что уже психологически снижает бремя ответственности (не говоря о финансовой стороне). Также сохраняется принцип естественной конкуренции производств, что дает быстрое внедрение продуктов научно-технической революции.  И если государство будет проводить мудрую и рациональную политику по кредитованию коммун средствами производства, то культура и эволюция коллективной собственности начнет свое развитие.

© Призрак

Материал статьи публикуется для дискуссии. Идеи, изложенные автором в статье, кажутся редакции «Лефтинформ» интересными, хоть и во многом спорными.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: